Вино с высоты 2016. Итоги года для российского виноделия

Вино с высоты 2016. Итоги года для российского виноделия

Что важного принес 2016 год отечественным производителям вина

Вино с высоты 2016. Итоги года для российского виноделия

В 2016 году стало окончательно ясно, что в российское виноделие пришел крупный капитал. Вопреки кризису и санкциям передовики винного производства в уходящем году плодились и размножались.

Уже утвердившиеся на рынке винодельческие предприятия находили инвестиционные ресурсы для покупки новой земли под виноградники, для оснащения своих «шато» новейшим оборудованием и для «дружелюбного поглощения» аппетитных соседей.

Краснодарский край, откуда лайнеры отрасли первыми вышли в открытое винное море, стал местом сосредоточения крупнейших игроков. «Шато Тамань», «Фанагория», «Абрау-Дюрсо», «Лефкадия» и некоторые другие компании сегодня представляют собой мощные многопрофильные холдинги, за каждым из которых стоят серьезные инвесторы и сотни-тысячи гектаров земельных угодий.

Так, едва ли отдавая себе в этом отчет, российское виноделие пошло по новосветскому пути развития, который означает освоение обширных земельных участков, использование преимуществ масштабной экономики, а также почти полную свободу винодела в выборе средств и подручных материалов.

Именно этот путь привел виноделие Австралии, Чили и Аргентины к экономического росту и прекрасным победам на конкурентном мировом рынке.

Интересно, что новосветская модель развития, как правило, позволяет сосуществовать большим и маленьким производителям. Пример «больших» в виноделии может быть так заразителен, что даже недавние «гаражисты», следуя ему, вырастают — каждый из своей детской песочницы.

ВЗГУ, ВЗНП и другие иероглифы

Если кто-то не знает, то ВЗГУ — это «вина защищенного географического указания», а ВЗНП — «вина защищенного наименования по месту происхождения». Новые категории начали появляться на этикетках российских вин, произведенных из российского винограда в 2016 году, и должны были соответствовать французским АОС, итальянским DOC и прочим среднеевропейским DOP. В теории такая система контролируемых наименований по происхождению должна защищать потребителя от подделок и служить ему системой ориентиров в океане новых продуктов.

Но если в старой доброй Франции она примерно так и работает, то даже в Италии она не смогла сдержать желания производителей экспериментировать с новыми стилями и не оградила отрасль от технологических нарушений.

Можно надеяться, что в России, где новые категории уже продекларированы, но пока не прописаны в ретроградных инструкциях, возобладает либеральный новосветский подход к апелласьонам.

Новосветский — значит, позволяющий все, что не мешает вину быть вином. Прорыв виноделия в Новом Свете не состоялся бы, если бы наука о вине на рубеже XX и XXI столетий не вышла на захватывающую дух высоту. Переосмысление агротехники, новый уровень санитарного состояния производства, использование высоких технологий при анализе почвы и виноматериалов — все это открыло виноделам новые возможности.

Виноделы Старого Света, консультирующие новосветские хозяйства, уже больше полувека пользуются благами этого мира — и нас туда приглашают.

Автохтоны и где их дают

Нахлынувшая на юг России волна интереса к виноделию обнажила давнюю проблему: у нас катастрофически не хватает чистосортных и ничем не зараженных саженцев. Причем не хватает ни европейских, ни — особенно — автохтонных сортов винограда.

Из российских аборигенных сортов по-настоящему пока прогремел только «красностоп». Однако без автохтонов по нынешним временам в пристойное общество не пускают. К счастью, творческий поиск виноделов Ростовской области, Краснодарского края, а с некоторых пор и Крыма пока не прекратился и обещает нам новые открытия в столь актуальном ампелографическом направлении.

В условиях этого очевидного дефицита и пока продолжающейся российско-европейской санкционно-контрсанкционной кутерьмы питомниководство могло бы оказаться востребованным и экономически оправданным бизнесом. Предварительные наброски бизнес-планов обнадеживают. А значит, уже в самом близком будущем мы увидим рост инвестиционного интереса к этой трудоемкой, но такой благодатной ниве.

Кто крайний? Просили не занимать!

Еще два года назад убедить приличного импортера включить в свой дистрибьюторский портфель продукцию российского винного хозяйства было делом почти безнадежным. Но времена теперь меняются быстро.

За последние пару лет у российских потребителей вдруг обнаружилась повышенная жажда к отечественным винам, а наши винные хозяйства благодарно отозвались новыми качественными образцами.

В этот исторический момент неожиданно выяснилось, что достойных серьезного внимания винных хозяйств в России пока едва ли не меньше, чем сильных дистрибьюторов. Учитывая, что большие дистрибьюторские компании любят работать не с одним, а с двумя-тремя дополняющими друг друга брендами, можно предсказать, что к лучшим российским производителям вскоре выстроятся очереди из дистрибьюторов, не желающих потерять свое место на рынке.

Тех из них, кто уже нашел свою счастливую пару, наверное, можно было бы поздравить с радужной перспективой, однако государство, повысив акцизный налог, добавило дегтя в медовую чашу. Нетрудно понять, что после повышения акцизов винная торговля станет менее маржинальной, а значит, в условиях ограниченной покупательной способности населения все больше крупных винодельческих предприятий начнут задумываться о создании собственной дистрибуции.

Ротшильды еще не доехали

Искру, из которой в России возгорелось пламя нового качественного виноделия, вбросили, как это уже бывало, французы. Согласно легенде, идея Chateau Le Grand Vostock — первого амбициозного проекта, который был создан в начале 2000-х на базе совхоза «Аврора» в Крымском районе Краснодарского края, исходила от великого Бернара Магре.

Иностранные специалисты приглашались для консультаций ведущих винных хозяйств и на Северном Кавказе (тот же Chateau Le Grand Vostock, «Лефкадия», «Раевское», «Бюрнье», «Абрау-Дюрсо», «Фанагория», «Шато Тамань»), и даже в Крыму (Alma Valley).

Тем удивительнее, что иностранные инвесторы пока не вложили в российское виноделие значительных средств, предпочитая обширные, хотя иногда и пугающие, горизонты Китая. И все же огромное количество пока еще свободной и пригодной для виноделия земли, нуждающейся в хозяйском отношении, не может долго оставаться незамеченным.

Вопрос, кто из нынешних Ротшильдов, Рупертов, Антинори и других благородных семей виноделия первым соблазнится авантюрной возможностью войти в Россию, пусть остается новогодней загадкой.