Бутылки из «сечинской» корзинки. Корреспондент «НИ» оценила вино вместо Алексея Улюкаева

Бутылки из "сечинской" корзинки. Корреспондент "НИ" оценила вино вместо Алексея Улюкаева

Приговор Алексею Улюкаеву, оглашенный в прошлую пятницу, решил и судьбу четырех бутылок вина из подарочной корзинки, фигурировавшей в качестве доказательств по делу. Они будут уничтожены после вступления приговора в силу. «НИ» нашли это же вино в московских магазинах и оценили качество и вкус напитка.

Бутылки из "сечинской" корзинки. Корреспондент "НИ" оценила вино вместо Алексея Улюкаева

Ранее Басманный суд Москвы постановил уничтожить колбасу и мясные изделия, подаренные Улюкаеву.

Колбасе туда и дорога — за год, пока длилось следствие, она наверняка лучше не стала. Но выливать в унитаз вино?! Часть населения страны этого, как минимум не поймет. Тем более, что речь идет не о какой-нибудь вульгарной бормотухе, а как выяснилось на последнем судебном заседании, о вине «Усадьба Дивноморское Сира Дивноморское» и «Усадьба Дивноморское Восточный склон Дивноморское», которое не то что простые смертные не пили, но и «при дворе» не все пробовали.

Это подтвердил в своих показаниях и Алексей Улюкаев, вспомнив в суде, что Сечин в благодарность за хорошую работу по подготовке сделки с Роснефтью, обещал это дело «достойно отметить». «Он покрутил «дырочку» в моем пиджаке, намекая на представление к госнаграде. «Я тебя угощу таким вином, какого ты никогда не пробовал. Ты заслужил его за хорошую работу», — процитировал Улюкаев главу «Роснефти».

Улюкаев утверждает, что в момент взятки, «когда Сечин указал мне на массивную сумку, я вспомнил его фразу о вине, которого я никогда в жизни не пробовал». Он был уверен, что глава «Роснефти» преподнес ему вино в качестве «жеста гостеприимства и дружелюбия».

«Новые Известия» выяснили, что винодельня «Усадьба Дивноморское», как утверждается на рекламных сайтах «Абрау Дюрсо», лучшее место в России, щедро одаренное теплом и солнцем. Село Дивноморское входит в курортную зону Большого Геленджика, одноименное винодельческое хозяйство занимает 30 гектаров. Основу для вин создают 15 классических сортов винограда. Белые сорта («Восточный склон»): вионье, гевюрцтраминер, шардоне, рислинг, пино блан, саперави, совиньон блан, мускат. Красные сорта («Западный склон»): марселан, каберне совиньон, пино нуар, мерло, сира. Улюкаеву, кстати, положили две бутылки белого шардоне с Восточного склона, и две красного марселана с Западного. Это корреспондент «НИ» вычислила, сопоставив много раз перевранные названия «улюкаевских» вин в СМИ, повторивших тому же неправильно прочитанные этикетки пресс-секретарем Басманного суда Эмилией Хиль, и сравнив их с винной картой, выставленной на сайте кампании «Абрау Дюрсо» — родной мамы винодельни «Усадьба Дивноморское». Но это не важно. Коллекция «Усадьбы» представлена шестнадцатью разновидностями вин, какое бы Улюкаеву ни досталось, — все превосходные, с международными наградами. В 2014 году «Усадьба» завоевала семь золотых медалей на ежегодном конкурсе в Германии, в 2015 там же получила одно золото, золото и серебро в 2016-ом.

Это при том, что датой основания винодельни «Усадьба Дивноморское» считается 2010 год, а первый винтаж вышел в 2012 году. Но у нас, как известно, когда хотят, то умеют.

И еще немножко непроизвольной рекламы. Каждое наименование продукции производится и выпускается строго лимитированными партиями от 3,5 до 20 тысяч бутылок в год. На этикетке указан индивидуальный номер . В суде не догадались огласить, какая по счету бутылка предназначалась Улюкаеву. Но судя по тому, что в прошлом году «Усадьбой» было всего 13800 бутылок с Восточого склона, то можно предположить, что экс-министру досталась бутылки белого шардоне из первой премиальной сотни. Средняя цена товара в специализированных бутиках– 3398 рублей. Не пугайтесь! Это все-таки не для повседневного потребления, в основном, для государственных мероприятий высокого уровня. Например, в мае 2015 года президент России Владимир Путин в резиденции Бочаров Ручей угощал «Дивноморским» госсекретаря США Джона Керри.

Спустя несколько месяцев после этих событий хозяином виноградников стал ныне бизнес-обмундсмен Борис Титов, выкупивший у предпринимателя Александра Пономаренко ненужный ему актив. Виноделие не было для Титова чужеродным занятием, он уже много лет имел значительный пакет акций старейшего российского предприятия «Абрау Дюрсо» и даже входил в число известных виноделов типа режиссера Никиты Михалкова, имеющего 20 гектаров виноградников в итальянской Тоскане. Но у Михалкова вино «как у всех» в Тоскане, а здесь, на солнечном пятачке Кубани, изначально ставилась цель производить линейку элитных вин.

Так в Геленджике появилась новая компания — АО «Дивноморье». По данным «СПАРК-Интерфакса», её единственный учредитель — Владимир Петрович Колбин, партнер Геннадия Тимченко по ассоциации «Развитие аграрных инициатив», нефтетрейдеру «Сургутэкс», газовому Южно-Тамбейскому месторождению и др. По оценке Forbes, состояние Колбина — $550 млн. В сравнении с этими гигантскими финансовыми проектами, виноградники в Дивноморском – сущий пустяк, скорее для души. Но вот так сошлось, что люди и душой отдыхают, и дело делают. Про душевную отдушину неоднократно вспоминал и Борис Титов, мечтавший приспособить к виноградному бизнесу обитающего в Лондоне сына. Всё получилось.

Представитель «Абрау-Дюрсо» Дарья Домостроева подтвердила «Новым Известиям», что конечным бенефициаром «Усадьбы Дивноморское» сейчас является Павел Титов, президент алкогольного холдинга, сын Бориса.

Есть и другие хорошие новости. Что бы ни утверждала реклама об элитности и недоступности вина «Усадьба Дивногорское» для простых смертных, в Москве оно есть даже в самых зачуханных магазинах. Корреспондент «НИ» зашла в такой на Рязанском проспекте – пожалуйста, бери себе сколько хочешь. В наличии было три штуки. Одна точно такая, как подсунули Улюкаеву, – шардоне, белое, с Восточного склона. Цена 2000 рублей.

— Какой спрос? – спросила корреспондент у продавщицы Зинаиды Шапочкиной, надеясь получить ответ, что уж теперь-то, после суда, приговорившего придворное вино к уничтожению, оно в тренде и раскупается влет.

— Мы ничего такого не слышали, — сказала она. — Водку «Деревеньку» берут за 320 рублей, «Самогон №1» за семьсот, ну и вино в диапазоне 300 рублей. А «Усадьба» — она, ведь знаете, для тонкого ценителя.

Корреспондент «Новых Известий» тоже засомневалась, стоит ли овчинка выделки?

— А давайте я вам с бумажки почитаю, — предложила девушка. – Я когда в институте училась, такого вина ещё не было. А сейчас пробовать не дают. Хозяин говорит: «только бутылку портить». Составил нам подробную шпаргалку – чем пахнет, какое будет послевкусие.

От шпаргалки разнесся сказочный аромат: рислинг – абрикос с нектарином, шардоне – цветочные ноты, совиньон – лаванда и персик, каберне – табак с орехом…

Кружилась голова и было невыносимо жалко Улюкаева. Он так и не узнал, чем можно отбить тюремный запах.

Комментарий Московской Ассоциации сомелье:

Дивноморское – это премиальная винодельня в Геленджике, которая делает качественные тихие и игристые вина. Эксперты достаточно высоко оценивают «Дивноморское», например, красное вино из сорта Сира получило золотую медаль на конкурсе «Mundus Vini 2017», который состоялся в немецком городе Нойштадт. С урожая 2017 года с винодельней работает один из ведущих итальянских энологов Рикардо Котарелла. Но известность этих вин связана не столько с их высоким качеством, а с регулярным появлением на государственных приёмах. Именно вина «Дивноморского» сопровождали встречу Владимира Путина с госсекретарем США Джоном Керри. Объяснение, вероятно, заключается в том, что владелец одного из проектов «Дивноморского» Владимир Колбин является учредителем ассоциации «Развитие аграрных инициатив» вместе с Геннадием Тимченко. О дружбе семей Владимира Колбина и Владимира Путина сообщал телеканал Дождь. Поэтому выбор вин именно этой винодельни в качестве подарка чиновнику не вызывает вопросов.

Сергей Панов, сомелье первой категории, член Московской Ассоциации Сомелье